«Антимонопольное» постановление Пленума ВС РФ. Послесловие. Статья Марии Кобаненко и Антона Васина

На портале «Сфера» вышла статья члена Генерального совета ААЭ Марии Кобаненко и эксперта Ассоциации Антона Васина «Антимонопольное» постановление Пленума ВС РФ. Послесловие.»

Постановление Пленума Верховного суда № 2, принятое 4 марта 2021 года, действительно значимо для формирования единообразной практики применения, поскольку подавляющее большинство острых и спорных вопросов нашли в нем отражение.

Созданию документа предшествовала большая работа Верховного Суда РФ, проведшего целое исследование не только судебной практики, но и оценки «узких мест» правоприменения со стороны научного, юридического и делового сообществ. При обсуждении проекта наибольшую дискуссию вызывали, пожалуй, вопросы доминирования и антиконкурентных соглашений: в частности, какова концепция коллективного доминирования и как распределяется бремя доказывания между антимонопольным органом и доминирующим субъектом, является ли картель формальным или материальным правонарушением, всегда ли согласованное участие в торгах является сговором.

Довольно много внимания в постановлении Пленума ВС уделяется процессуальным аспектам рассмотрения антимонопольных дел и их последующей судебной проверки. Из важных положений следует отметить разъяснения, касающиеся предупреждений и предписаний антимонопольного органа.

ВС РФ в очередной раз, вслед за ВАС РФ, подчеркнул предварительный характер оценки антимонопольным органом наличия в действиях хозяйствующего субъекта нарушения антимонопольного законодательства. В предупреждении недопустимо устанавливать факт нарушения антимонопольного законодательства, можно только указывать на наличие признаков такого нарушения. Кроме того, окончательное разрешение получил спор о том, может ли антимонопольный орган в предупреждении требовать перечисления извлеченного дохода в бюджет или совершения иных действий, достигаемых за счет применения мер государственного принуждения (например, уплатить административный штраф). Наконец-то на уровне высшего суда должно появиться разъяснение о недопустимости таких формулировок.

ВС РФ высказался и по поводу конкретных мероприятий, на необходимость которых может указать в предписании антимонопольный орган (заключение или, напротив, расторжение договора, изменение условий такого договора или изменение поведения хозяйствующего субъекта в отношении его контрагентов). В то же время не вошли в постановление положения об объективной и субъективной исполнимости предписаний, предлагаемые некоторыми участниками дискуссии, в частности членами Ассоциации антимонопольных экспертов.

Под объективной исполнимостью предписания следует понимать его адресованность надлежащему субъекту (например, предписание о расторжении договора, по общему правилу, может быть адресовано только всем сторонам такого договора), а под субъективной исполнимостью – то, насколько надлежащий адресат предписания реально может его исполнить, и не повлечет ли исполнение предписания затруднение или даже прекращение деятельности такого адресата. Такого рода вопросы часто возникают на практике. Справедливости ради, о необходимости оценки возможных убытков хозяйствующего субъекта в случае исполнения им предписания антимонопольного органа, говорится в пункте 54 постановления.

Безусловно положительным достижением ВС РФ является формулирование, пусть и неисчерпывающего, перечня допущенных антимонопольным органом существенных процедурных нарушений, влекущих «безусловную» отмену решения по антимонопольному делу. К таким нарушениям отнесены:

  • принятие решения без выдачи заключения об обстоятельствах дела,
  • истечение к моменту принятия решения сроков давности возбуждения дела,
  • систематическое неуведомление участников о времени и месте рассмотрения дела о нарушении антимонопольного законодательства,
  • принятие решения в отсутствие кворума в комиссии,
  • необеспечение участникам возможности ознакомиться с материалами дела или представить свою позицию.

К сожалению, в этот перечень не вошло такое основание, как возбуждение антимонопольного дела без выдачи обязательного предупреждения. Такое предложение выдвигалось членами Ассоциации антимонопольных экспертов. Не указан данный случай и в другом пункте постановления, касающегося возможности обжалования в суд приказа антимонопольного органа о возбуждении антимонопольного дела (пункт 51).

Между тем, возбуждение антимонопольного дела и тем более вынесение по нему решения без выдачи обязательного для таких случаев предупреждения окончательно и бесповоротно лишает хозяйствующего субъекта гарантированной законодателем возможности исправить вменяемое нарушение без претерпевания каких-либо санкций.

К сожалению, ВС РФ не поддержал нашу позицию и дал в пункте 55 постановления возможность представления дополнительных доказательств, не положенных в основу решения антимонопольного органа, самому антимонопольному органу. По нашему мнению, такое решение противоречит сути любого административного процесса: в данном случае антимонопольный орган наделен широким набором возможностей по сбору доказательств на стадии рассмотрения антимонопольного дела и в силу лежащего на нем бремени доказывания должен проверять все версии произошедшего со сбором всех возможных доказательств в поддержку или опровержения каждой из версий. Любые доказательства, полученные им уже после завершения антимонопольного дела, не должны учитываться судом, поскольку не являются частью собственно антимонопольного дела и не учитывались антимонопольным органом при принятии проверяемого судом решения.

В целом, постановление Пленума ВС РФ в части процессуальных аспектов антимонопольных дел – событие положительное. Заслуживает высокой оценки детальность описания в проекте отдельных проблем, с которыми сталкивается практика рассмотрения антимонопольных споров и зрелость занимаемых ВС РФ подходов к их решению.

Хочется надеяться, что этот Пленум станет не последним, а внимание ВС РФ к проблематике антимонопольных разбирательств с его выходом не иссякнет.