Цифровые платформы и агрегаторы под влиянием антитраста

Способны ли классические механизмы антимонопольного регулирования справиться с задачей и обеспечить конкуренцию на этих рынках? Требуются ли принципиально новые инструменты для экономического анализа?

В чем рыночная сила платформ и какую роль играют большие данные? Актуален ли режим безусловных запретов «per se» при оценке бизнес-практик цифровых гигантов? Как формируется правоприменительная практика за рубежом и в России? Можно ли на примере реальных кейсов рассуждать о наметившихся тенденциях в антимонопольном регулировании цифры?

Эти вопросы обсудим в рамках живой дискуссии между бизнесом и регулятором.

Темы для обсуждений

Что же за зверь такой – «цифровое доминирование?»

Используются ли количественные показатели для расчета рыночной доли на рынках цифровых платформ и если да, то на основе каких данных? Могут ли приниматься в расчет объем больших данных, которыми обладает платформа, и иные новые показатели, отличающиеся от принятых для классических рынков? Используется ли тест гипотетического монополиста при исследовании рынков транзакционных и нетранзакционных цифровых платформ? Как еще определяют границы рынков, разграничивают/сопоставляют платформы и рынки прямого взаимодействия пользователей платформы (direct sales/bookings etc.)?

Платформа платформе не товарищ?

Какие новые механизмы экономического анализа применяются для оценки рынков цифровых платформ? Имеются ли различия в экономическом анализе транзакционных и нетранзакционных платформ?

Запретить нельзя разрешить?

Должны ли применяться к цифровым платформам инструменты жестких запретов (hardcore restrictions) либо в оценке рыночных практик таких платформ должно превалировать правило «разумного подхода» (rule of reason)? Какие проконкурентные эффекты могут учитываться для этих целей?

Время перестроиться.

Какие регуляторные требования (remedies) наиболее эффективны при выявлении антиконкурентных практик цифровых платформ либо при согласовании сделок M&A с участием платформы? Допустимы ли требования по big data sharing либо иные, в том числе затрагивающие сферу интеллектуальной собственности?